Вторник, 07.12.2021, 02:34
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
Главная » 2013 » Октябрь » 5 » Выборы губернаторов. Возвращение
09:03

Выборы губернаторов. Возвращение





Выборы губернаторов. Возвращение

Губернаторов в России все-таки будет выбирать – вопрос почти решенный. Новому закону осталось только получить одобрение Совета Федерации, после чего он уйдет на подпись к Президенту. В студии программы "В контексте" обсуждают, зачем России выборность губернаторов.
Участники дискуссии: председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и губернатор Кировской области Никита Белых.

"Возвращение к выборам губернаторов в контексте преобразований, происходящих в стране", - шаг абсолютно своевременный", - считает Валентина Матвиенко. Глава Совета Федерации пояснила, что считает правильным решение об отмене выборов, так как на том этапе "нужно было строить вертикаль власти, наводить порядок, бороться с преступностью, остановить сепаратизм", но при этом, она всегда была уверена, что "придет время возвращения к выборности губернаторов". "Сегодня это время пришло: растет общественная активность, люди хотят избирать, - отметила сенатор. – А если власть не будет своевременно реагировать на запросы общества, эта власть обречена". По мнению Валентины Матвиенко, возвращение к выборам губернаторов "повысит легитимность власти, усилит контроль общества над властью, позволит ликвидировать разрыв между обществом и руководителями региона, который является большим минусом для развития страны".
Говоря о так называемых фильтрах для кандидатов в губернаторы – муниципальном и президентском, Валентина Матвыиенко заявила, что их никак нельзя считать антидемократическими мерами. "Неужели гарант Конституции не имеет права провести консультацию с потенциальным кандидатом в губернаторы, с которым ему потом работать? - недоумевает она. – Почему это вызывает яростное сопротивление? Неужели надо превратить выборы в анархию?"
Что же касается обязанности кандидата собрать 5-10 процентов голосов муниципальных депутатов, то, по словам Валентины Матвиенко, не стоит опасаться, что этот фильтр не смогут пройти оппозиционные кандидаты. "Этот закон пишется не на один день, и муниципальные советы будут все более неоднородны в партийном смысле, - отметила она. – И даже сегодня так нет однородного состояния". "Но главное – это ответственность избирателей, - подчеркнула председатель Совета Федерации. - Они должны понимать, что они будет нести ответственность за свой выбор".

Никита Белых заявил, что считает "неправильным шагом саму отмену выборов губернаторов". Вместе с тем, по его мнению, и возвращение выборности нельзя назвать своевременной мерой. "Проблемы политической зрелости общества, его политической культуры никуда не делись, - пояснил он. – И мы в той или иной мере столкнемся с проблемами, которыми должно переболеть общество, чтобы стать политически зрелым, - и с возможностью попадания во власть популистов и представителей криминальных структур, и с проблемами сепаратизма". Во всяком случае, по мнению Никиты Белых, "обсуждение этих законопроектов должно было быть более публичным".
Губернатор добавил, что в то же время у него "не вызывают вопросов консультации Президента с кандидатами и предложенные нормы по поддержке муниципальными депутатами". Никита Белых сообщил, что, к примеру, в Кировской области 40 процентов муниципальных депутатов – беспартийные или принадлежат к оппозиции. "На муниципальном уровне партийной идеологии немного, - отметил он. – И депутаты не только независимы, но и зачастую оппонируют власти".

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ ПЕРЕДАЧИ

МАКСИМ ШЕВЧЕНКО: Здравствуйте. На Первом – программа "В контексте". Губернаторов в России все-таки будут выбирать, вопрос почти решенный. Новому закону осталось только получить одобрение в Совете Федерации, и после этого он уйдет на подпись Президенту. Сегодня у нас в студии - председатель Совета Федерации и самая влиятельная женщина России Валентина Ивановна Матвиенко, а также губернатор Кировской области Никита Юрьевич Белых, символ либерализма в губернаторском корпусе страны.
Валентина Ивановна, этот закон широко обсуждается в обществе, вокруг него уже ломаются копья, ведутся споры. Ваше мнение, зачем все-таки сегодня стране нужна выборность губернаторов?

ВАЛЕНТИНА МАТВИЕНКО, председатель Совета Федерации РФ: Вы знаете, когда отменили выборы губернаторов, я высказывала свою точку зрения и остаюсь при ней сегодня. На том этапе это было абсолютно правильное решение. Нужно было выстроить вертикаль власти, нужно было наводить порядок, нужно было бороться с преступностью, нужно было остановить сепаратизм, который, к сожалению, продолжался. И в этом контексте решение было абсолютно правильным. Я всегда говорила, что придет время, когда мы вернемся к выборам губернаторов. Сегодня, на мой взгляд, на этом этапе развития нашего общества, такое время пришло. Почему? Люди стряхнули апатию, рост такой общественной активности: люди хотят избирать власть, люди хотят быть причастными к выборам. Это повышает легитимность власти, это усиливает контроль общества над властью, и это позволит ликвидировать тот разрыв, который, на мой взгляд, между обществом, скажем, и руководством региона. Вот эта отчужденность населения от власти – это очень большой минус в целом для развития страны.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, но разве те проблемы, которые вы считали актуальными в 2004 году: криминалитет, разгул черных политтехнологий, какие-то еще нюансы, связанные с тенденциями сепаратизма, - разве они полностью преодолены сегодня?

В. МАТВИЕНКО: Сепаратизм, я считаю, преодолен, сегодня в этом смысле тревог нет. Хотя потенциально для такого федеративного многонационального государства это всегда есть. Но мне кажется, что сегодня наше общество уже другое и те меры, которые принимаются сегодня по демократизации общественной жизни, по формированию институтов гражданского общества, по либерализации избирательной системы, по либерализации регистрации партий, правильны и своевременны. Если власть не будет своевременно реагировать на запросы общества, эта власть обречена. И власть не должна догонять, она должна даже в чем-то работать на опережение. Поэтому и выборы губернаторов в контексте тех преобразований, которые сегодня происходят в стране, мне кажется, своевременны.

М. ШЕВЧЕНКО: Никита Юрьевич, вы всегда были сторонником губернаторских выборов, я помню, еще когда вы были в СПС, были ярким оппозиционным политиком. На ваш взгляд, сегодня чем вызвано это решение вернуть выборы? Это вынужденное решение или это все-таки, как говорит Валентина Ивановна, некое следствие логической цепочки событий?

НИКИТА БЕЛЫХ, губернатор Кировской области: Я, если позволите, сделаю небольшой шаг в сторону. Мы как раз обсуждали, в чем у нас будет, возможно, несовпадение позиций с Валентиной Ивановной, поскольку по большинству вопросов, касающихся самих выборов, у нас, я думаю, позиции будут совпадать. Я как раз считаю, что сама отмена выборов – это был шаг, на мой взгляд, неправильный. Это вопрос дискуссионный, и Президент на заседании Госсовета говорил о том, что этот шаг был своевременный и необходимый. Я так не считаю. Я считаю, что те самые проблемы, о которых говорит Валентина Ивановна, которые можно в какой-то степени объединить таким термином, как политическая зрелость, политическая культура общества, сами по себе эти проблемы никуда не делись. И мы в рамках тех новых выборов, которые будут проходить, в той или иной мере столкнемся с этим. То есть, собственно говоря, те болезни, те проблемы, которыми общество должно было переболеть до того, как стать политически зрелым, мы ими все равно переболеем.

М. ШЕВЧЕНКО: Что это за болезни, что это за проблемы?

Н. БЕЛЫХ: Это проблемы, связанные, действительно, с попаданием или возможностью попадания во власть популистов, это возможность попадания во власть представителей криминальных структур. Это та самая проблема сепаратизма, вы правильно сказали. Она, собственно, сама по себе не исчезла, она завуалирована, но эта тема сама по себе существует.

В. МАТВИЕНКО: Но вы согласитесь, что общество сегодня все-таки уже более зрелое. Оно прошло болезни, о которых вы говорите, в большой степени. Потому что люди уже "наелись" популистами, люди уже могут отличать реального человека. Я верю в это.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, кого вы называете популистами, вы можете разъяснить? Потому что это слово очень часто произносится – "популисты". Кто такие популисты?

В. МАТВИЕНКО: Это люди, которые очень много обещают, которые говорят красивые слова. Это люди, умеющие говорить, но у которых нет никакого бэкграунда. Ведь что такое, скажем, губернатор, глава исполнительной власти? Это человек, который обязательно должен иметь опыт хозяйственной работы, он должен иметь управленческий опыт работы. Он может быть прекрасным политиком, он может красиво говорить, но он может быть не способен взять на себя ответственность управления огромной территорией, каковой является субъект Федерации.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, позвольте. Мы все знаем, весь мир знает человека, который стал губернатором Калифорнии, – Арнольд Шварценеггер. Он никакой не хозяйственник, не финансист. Он – актер. И говорят, что хороший губернатор.

В. МАТВИЕНКО: Не убедительно. В Америке губернатор – это больше политик. Там уже 200 лет частная собственность на жилищное хозяйство, ему не надо заниматься ЖКХ, подвалами и парадными. Там уже все управляется и система управления отлажена. У нас другая ситуация, у нас другие обязанности у губернаторов.

Н. БЕЛЫХ: Я бы внес небольшую корректировку. Популист и человек, который не имеет бэкграунда, – это могут быть разные вещи. Во-первых, у нас могут быть популисты с хорошим бэкграундом.

В. МАТВИЕНКО: Но популист с хорошим бэкграундом – это лучше, чем без хорошего бэкграунда.

Н. БЕЛЫХ: И в то же самое время могут быть люди, которые не имеют бэкграунда, но тем не менее являются ответственными политиками. То есть популисты – это те, кто действительно дает заведомо нереализуемые обещания. Потому что очень легко и, самое главное, приятно для слуха то, что будут увеличены зарплаты, будут увеличены пенсии, мы сделаем то-то, то-то и то-то. А, как правило, на вопрос, за счет чего, за счет каких ресурсов они собираются это делать, либо возникает пауза, либо, если мы говорим об уровне региональной власти губернаторов, то, как правило, "у центра получим". Вот мы с Валентиной Ивановной прекрасно понимаем, что у центра не получить. И мы очень много говорим о том, что у нас и сейчас-то в государстве огромное количество необеспеченных мандатов. То есть у нас большое количество обязательств, которые уже взяты государством, которые не могут быть реализованы в какой-то короткий срок. Будь то вопросы, связанные с расселением ветхого жилья, будь то вопросы, связанные с приведением дорог в нормативное состояние, проблемы по детям-сиротам во многих регионах. Это те вещи, которые не могут быть выполнены ни в течение года, ни в течение двух, ни даже в течение трех лет. Понятно, что эти темы проблемные, понятно, что общество на них хорошо реагирует и, соответственно, всегда есть большой соблазн на этом играть.
И все-таки возвращаюсь к самому началу нашего разговора. Когда Валентина Ивановна сказала о том, что возник разрыв между властью и обществом, и это очевидно, я-то как раз считаю, что не во всем, конечно, но во многом отсутствие выборности губернаторов и привело к этому разрыву. Когда какое-то непосредственное влияние общества на власть, на региональную власть, которая не в Москве находится, а в регионе, для общества стало не то что неочевидным - они просто стали понимать, что они не влияют на эти процессы.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, второй термин, который, мне кажется, нуждается в публичном разъяснении (с популистами мы разобрались), - криминальные элементы, криминальные элиты. Ведь мы же говорим не о людях с татуировками, с фиксами и, не знаю, в кепках. Мы говорим о респектабельных людях, но про них есть информация, что они являются ставленниками криминальных элит. Вы что имеете в виду, когда говорите это?

В. МАТВИЕНКО: Вы знаете, в регионе знают всех, и о любом человеке, который на виду, в политике, все знают, кто за ним стоит, что за ним стоит, какой у него бизнес был, как он его сделал. И в этом смысле люди должны иметь полную информацию, для того чтобы определиться с выбором того или иного человека. И все-таки при отборе кандидатов должен быть сделан максимум возможного, чтобы не превратить выборы губернатора в некий проходной двор, когда любой человек может зайти, имея поддержку криминальную или иную. Иначе мы превратим эти выборы в фарс. Мало того, что у нас будет много партий в ближайшее время, мы это хорошо понимаем, и каждая партия имеет право выдвинуть своего кандидата. И вот представьте, даже для опытного избирателя, даже если там список будет из 50 человек, очень трудно разобраться вообще, за кого проголосовать. Выборы губернатора – это очень ответственное государственное действие.

М. ШЕВЧЕНКО: А что мы называем криминалом в данном случае, Валентина Ивановна?

В. МАТВИЕНКО: Я полагаю, что, если за данным кандидатом стоят криминальные структуры, и это известно, и они двигают этого человека во власть, для того чтобы стать хозяевами этой области, края, для того чтобы через губернатора решать свои вопросы, об этом должна быть гласная информация в обществе.

Н. БЕЛЫХ: Я думаю, что здесь правильнее использовать термин "незаконное лоббирование тех или иных коммерческих, экономических интересов". Почему я подчеркиваю "незаконное"? Потому что есть законные форматы. Очевидно, что любая крупная компания, корпорация, работающая в регионе, являющаяся крупным работодателем, которая занимается вопросами и социальной сферы, и занятости, имеет право на то, чтобы ее голос был услышан. Но для этого существуют законные методы, пожалуйста.

М. ШЕВЧЕНКО: Вы как губернатор сталкивались с этим давлением криминальных структур в Кировской области?

Н. БЕЛЫХ: Я бы сказал, скорее нет, чем да. Просто поскольку мой приход как раз как варяга, он в этом плане создавал некую защитную для меня функцию.

М. ШЕВЧЕНКО: Было от чего защищаться?

Н. БЕЛЫХ: У меня очевидно не было каких-то связей с коммерческими и просто с экономическими группировками, то есть изначально я никому ничего не должен, и по определению все находятся в равноудаленном состоянии. Я этот уровень равноудаленности стараюсь поддерживать и сейчас. При этом мы абсолютно открыты к диалогу как с действующими экономическими субъектами, так и с теми, кто заходит на территорию. Но все в рамках закона, в рамках любых прозрачных процедур.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, вот эти проблемы, очевидно, и вызвали то, что критикует оппозиция в новом законе: эти фильтры, муниципальные фильтры, от 5 до 10 процентов надо собрать в поддержку кандидатов на уровне сельских каких-то образований, муниципальных образований, городских образований. Более тысячи поправок было внесено.
На ваш взгляд, почему такая активность, почему такое внимание и такая критика этих фильтров?

В. МАТВИЕНКО: Я бы не назвала это фильтрами. Это умеют у нас приклеить такой какой-то ярлык. И фильтр в понимании многих сегодня как антидемократическая мера. Я не употребляю этого слова. Есть всего лишь две позиции. Президент страны, гарант Конституции, глава государства такого, имеет право провести консультации с потенциальными кандидатами в губернаторы, с которыми ему потом работать? Почему нет? Причем написано: "Президент имеет право пригласить на консультацию". Почему это вызывает такое яростное сопротивление? Мы что, хотим анархии, вообще все спустить и превратить выборы непонятно во что? Я считаю, что это никакой не фильтр, это право главы государства. Ничего плохого я в этом не вижу.

М. ШЕВЧЕНКО: У вас это право Президента консультироваться по поводу тех, кто вызывает в нем сомнения, какие чувства вызывает?

Н. БЕЛЫХ: Вообще во всем, что касается губернаторских выборов, я, наверное, могу быть экспертом в полном смысле этого слова, поскольку лицо заинтересованное и являющееся действующим губернатором. Хочу я того или не хочу, я все примеряю на свой регион, на конкретную ситуацию. Более того, я понимаю ситуацию в регионе, и я понимаю, что эта ситуация может быть далеко не репрезентативна по отношению к стране в целом. У меня это не вызывает вопросов. Точно так же, как и те нормы, которые предложены по поддержке муниципальными депутатами. Я специально перед нашей встречей попросил дать мне данные о том, какова у нас партийность этих муниципальных депутатов. В Кировской области, чтобы было понятно, у муниципальных депутатов верхнего уровня, то есть муниципальные районы и городские округа, у нас порядка 40 процентов – это представители оппозиции.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть монополии "Единой России" никакой нет, о чем говорят?

В. МАТВИЕНКО: Ну а потом, Максим, мы же не пишем закон на сегодняшний день, мы пишем закон навсегда. У нас уже меняется политическая картина, у нас будет реальная многопартийность. И состав муниципального совета будет постоянно меняться. Кто сказал, что там должны быть одни единороссы? Ведь у нас партии, которые еще не успели зарегистрироваться, видят себя только уже на парламентских выборах и президентских. Господа, для того чтобы завоевать избирателей, идите на муниципальные выборы, завоевывайте симпатии избирателей.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, позвольте я вас перебью. У нас сейчас будет небольшая пауза. После очень короткого перерыва мы на Первом канале продолжим разговор о том, как, собственно говоря, может человек заручиться поддержкой избирателей на этом самом муниципальном уровне. Оставайтесь на Первом канале.

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

М. ШЕВЧЕНКО: Демократия – это всегда непросто. Мы обсуждаем, собственно говоря, новый закон о губернаторских выборах. У нас в гостях Валентина Ивановна Матвиенко, председатель Совета Федерации, и Никита Юрьевич Белых, губернатор Кировской области – очень известные политики. Хотелось бы разобраться вместе с вами. Многие не понимают этого предложения об обязательности заручиться для кандидатов в губернаторы поддержкой 5-10 процентов (во-первых, почему 5 в одних случаях, в других 10? А если 7,5? Кто это, как решает?) для того, чтобы выдвигаться на губернаторские выборы. Валентина Ивановна, эти барьеры не препятствуют демократии, на самом деле?

В. МАТВИЕНКО: От 5 до 10 процентов, дальше будут законы субъектов Федерации. И в законе каждого субъекта Федерации будет уже прописываться более конкретно. Мы можем приводить мировой опыт. Во Франции префекта назначает президент. В каждой стране есть своя специфика и свой опыт. В данном случае почему возражения? Депутаты муниципальных советов выбираются населением этого региона. Мы хотим поднять уровень местных советов, местной власти, которая наиболее приближена к людям. Давайте повышать их ответственность. Ведь любой кандидат, который идет в губернаторы, должен быть заинтересован в том, чтобы максимальное количество людей познакомить со своей программой, получить поддержку. Это своего рода праймериз, если хотите.

М. ШЕВЧЕНКО: Есть возражения, если позволите, по двум пунктам. Первый пункт – что доминирование у партии власти. Я просто цитирую то, что говорят представители КПРФ и "Справедливой России" в основном, потому что ЛДПР, по-моему, вообще против выборов, за назначение губернаторов выступает. Значит, первое – что партия власти будет контролировать и оппозиционеры не смогут выдвигаться. И второе – опасения, что якобы на этом уровне очень легко люди будут коррумпироваться, покупаться голоса. Такое заведомо, я бы даже сказал, презрение к этим депутатам. Но согласитесь, что в последние 20 лет жизни нам давали подобные поводы для опасения.

В. МАТВИЕНКО: Первое (я думаю, Никита меня дополнит), что касается опасений, что там будет доминирование одной партии. Во-первых, мы закон пишем не на один день. И даже сегодня, и уже приводил Никита пример, нет такого однородного состояния, когда депутаты муниципального совета от одной партии. Там есть беспартийные, там есть представители других партий. Но сегодня настолько быстро будет двигаться политический процесс и появится много новых партий, что муниципальные депутаты будут точно неоднородны, они будут из самых разных партий. Оппозиция действующая как раз боится за себя любимую. Потому что политическое поле будет очень разное, и они боятся за себя. Надо быть конкурентными.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть они боятся давления не со стороны власти, а со стороны как раз новых политических сил, которые войдут туда?

В. МАТВИЕНКО: Да, что они лишатся такого доминирующего положения, в том числе, как оппозиционная партия. Не надо этого бояться. Мы закон пишем на длительный период времени, с учетом меняющейся политической ситуации.

М. ШЕВЧЕНКО: Вы тоже так считаете?

Н. БЕЛЫХ: Если позволите, я еще все-таки шаг в сторону сделаю - наверное, несколько слов в поддержку общества и отношения к тем мерам, которые предлагаются. Я хочу просто напомнить, при каких событиях появились эти законопроекты. При том что мы с вами знаем, что эти законопроекты были подготовлены еще летом 2011 года, то есть до всех этих событий. Там видели, в Администрации Президента, эти законы, как раз касающиеся и выборности губернаторов, и либерализации законодательства о регистрации политических партий. Но физически на свет они появились после известных событий декабря 2011 года. И, чего скрывать, у определенной части общества отношение к данным законопроектам, потому что мы говорим о пакете законов, очень настороженное: не есть ли это не желание реальное провести модернизацию политической системы, а просто отвлечь внимание? И поэтому, собственно, я уже до передачи говорил о том, почему я считаю, что, например, нужно как можно быстрее закон принимать. Потому что любая затяжка по времени, собственно говоря, подтверждает опасения о том, что это все сделано не для того, чтобы ситуацию изменить, а для того, чтобы тему куда-то в сторону увести. Поэтому, когда мы говорим о том, что очень болезненно реагируют на эти фильтры, это понятно: общая атмосфера весьма подозрительна, весьма скептична. Поэтому с точки зрения процедуры… Вот мы сейчас с Валентиной Ивановной говорим, что мы друг друга прекрасно понимаем, потому что мы в этой сфере достаточно давно находимся. Но я считаю, что, например, обсуждение данных законопроектов и этих, в том числе, поправок вполне могло быть более публичным. У нас же были прецеденты – и закон "О полиции", и ряд других законов, которые действительно проходили массовое обсуждение.

В. МАТВИЕНКО: Надо разъяснять.

Н. БЕЛЫХ: Да. А здесь, с одной стороны, понятно желание побыстрее это сделать, оно как бы позитивное. В то же время появление таких достаточно существенных изменений тут же влечет такое опасение, что что-то может произойти.

М. ШЕВЧЕНКО: Так вот считайте, что мы как раз на самом высоком уровне практически - публичные политики - обсуждаем. Конкретный вопрос, Никита Юрьевич. Ваша Кировская область, представьте себе, у вас, допустим, выборы, ну так, гипотетически. Кстати, когда у вас кончается срок?

Н. БЕЛЫХ: Январь 2014 года.

М. ШЕВЧЕНКО: Ну вот, допустим, в 2015 году выборы идут. Вы человек известный, уважаемый. Наверняка есть те, кто вас любит, кто вас не любит. Ваши противники в Кировской области смогут собрать от 5 до 10 процентов?

Н. БЕЛЫХ: Я не сомневаюсь в том, что достаточно большое количество кандидатов сможет заручиться поддержкой.

М. ШЕВЧЕНКО: Вы будете мешать, или вы будете…?

Н. БЕЛЫХ: Нет, абсолютно точно нет.

М. ШЕВЧЕНКО: Но это же ваши оппоненты. Они могут угрожать вашей власти.

Н. БЕЛЫХ: И что? Я как раз на любых выборах и в качестве лидера оппозиционной партии, и в качестве губернатора выступаю за конкуренцию и политиков, и политических идей. И в этом плане как раз интересно, чтобы была реальная политическая конкуренция. И я сейчас буквально еще несколько слов скажу. Ведь надо очень четко понимать, что, когда мы говорим про муниципальных депутатов, многие забывают, что, собственно, на уровне муниципалитетов выборы очень условно партийные. Полно муниципалитетов, где выборы просто идут по мажоритарным округам, где-то есть часть по партийным спискам. Почему я говорю, что у нас действительно 40 процентов – это не оппозиция, а 30 процентов из этих 40 – это вообще беспартийные люди? Потому что на муниципальном уровне партийной идеологии немного. Когда речь идет о том, что надо дорогу отремонтировать, проблемы ЖКХ решить, вопрос, коммунист ты, эсер или единоросс…

М. ШЕВЧЕНКО: То есть все друг друга знают, понятно. Политика глаза в глаза, как говорится.

Н. БЕЛЫХ: Конечно. Вопрос о том, должна быть водокачка в центре города или нет, не является вопросом политическим и идеологическим. Это действительно вопрос сугубо хозяйственный. На этом муниципальном уровне партийность, конечно, иногда зашкаливает, но она все равно далеко не на том уровне, на котором она существует в федеральных органах власти или даже на уровне регионального парламента.

М. ШЕВЧЕНКО: Можете вы сказать, что в вашей области сельские поселения как муниципальные независимы?

Н. БЕЛЫХ: Я могу сказать, что большое количество местных депутатов, причем как уровня низового, то есть сельские, городские поселения, так и уровня муниципальных районов и городских округов, являются не просто независимыми, а есть открыто оппонирующие действующей власти, есть люди, которые придерживаются своей точки зрения, и она никак не зависит от позиции политической партии.

М. ШЕВЧЕНКО: И нотариально заверяться.

В. МАТВИЕНКО: И нотариально заверяться. Я по собственному опыту, я проходила выборы в 2003 году. Среди кандидатов был производитель порнофильмов. Поставит хоть один муниципальный депутат свою подпись за человека, который является производителем порнофильмов?

М. ШЕВЧЕНКО: А это, Валентина Ивановна, вопрос второй. На первый вопрос, я считаю, мы ответили.

В. МАТВИЕНКО: Или за городского сумасшедшего, о котором все знают, что он безработный и так далее?

М. ШЕВЧЕНКО: А если за ним стоят какие-то лоббистские фигуры, и, допустим, гипотетически, в эти муниципальные собрания приходят и им, как говорится, отстегивают? Допускаете такую возможность?

В. МАТВИЕНКО: Допускаю такую возможность, но…

Н. БЕЛЫХ: Я хочу сказать, что я тоже допускаю. Более того, я считаю, что мы точно с этим столкнемся.

В. МАТВИЕНКО: Но это будет видно, это будет публично.

М. ШЕВЧЕНКО: А как, Валентина Ивановна? Что делать-то в этой ситуации? Как это будет видно?

В. МАТВИЕНКО: В этой ситуации последнее слово за избирателем. Мы же хотим прямых выборов губернаторов, вот последнее слово будет за избирателем. Я вам еще один пример привожу из своей выборной кампании. Сидит уважаемый человек, доктор наук, идут дебаты, и он говорит: "Я собрал научное сообщество, я подготовил программу стратегии развития Петербурга". Показывает огромный том. Я говорю: "Дайте я посмотрю". Я открываю, а там муляж. Вы понимаете? Это вранье, такой обман избирателя! Но в данном случае должна быть ответственность избирателей, которые будут делать свой выбор. Они должны понимать, что в данном случае они будут нести ответственность за свой выбор. Они должны либо помогать этому человеку, либо тогда…

М. ШЕВЧЕНКО: То есть высокая сознательность – это единственное спасение, получается?

В. МАТВИЕНКО: Конечно.

Н. БЕЛЫХ: Это как раз о том, о чем я говорил в самом начале, когда мы говорили про политическую зрелость и про политическую культуру. К сожалению, этот прерванный процесс, знаете, извиняюсь за выражение, он как прерванная беременность. Для того чтобы потом снова идти, надо снова проходить все эти этапы. И когда меня спрашивают о том, будут ли какие-то шероховатости, накладки – будут!

М. ШЕВЧЕНКО: Допустим, представьте себе, что вы – известный политик. Не только как губернатор, а публичный, очень известный политик. Вы не раз бывали на Первом канале. Вы, допустим, хотите выдвигаться не в Кировской области, а в какой-то другой области. Не хочу сейчас называть, чтобы не возникло ревности к вам и страха какой-то конкуренции. И вам надо собрать вот эти проценты и, если вы еще идете не от партии, еще, значит, от 0,5 до 2 процентов подписей.

Н. БЕЛЫХ: Ножками, ножками. Собственно говоря, здесь лучше технологии, чем от двери к двери, никто еще не придумал.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть вы готовы будете ходить ножками по селам, по маленьким городкам?

Н. БЕЛЫХ: Точно так же, как я ходил в 2001 году, избираясь в региональный парламент как одномандатник. Точно так же, как я ходил в 2005-м, 2006-м, 2007-м годах, выдвигаясь на многих парламентских и федеральных выборах уже в качестве лидера списка. Да, ходили. И, собственно говоря, я считаю, что в этом нет ничего страшного. То есть это не какой-то атавизм, это как раз современная модель.

М. ШЕВЧЕНКО: Это и правильно, в этом и есть прямая демократия.

Н. БЕЛЫХ: Ты должен человеку объяснить, почему он должен тебя поддержать.

В. МАТВИЕНКО: Но надо будет и людям объяснять. Одно дело – выбрать депутата, орган представительной власти. И если там ошибешься, цена ошибки не такова, чем если ты ошибешься при выборе главы исполнительной власти. Потому что это тот человек, который отвечает за жизнь. А у нас есть регионы, где пять Франций вмещаются. Понимаете? Он отвечает за образование, за здравоохранение, за безопасность, за тушение пожаров. Этот человек должен иметь опыт. Прошло время, когда безработные лаборанты назначались на высокие позиции. Мы прошли этот этап и убедились, насколько он неправильный. Вот я вам задам вопрос, Никита. Вы пришли в область, не занимались раньше хозяйственной работой. Сколько вам времени понадобилось, чтобы почувствовать себя реально губернатором, вникнуть во все проблемы? А вы должны разбираться и в водопроводе, и в водоотведении, и в очистных сооружениях, и так далее, прежде чем ответить. Если бы я в советское время не отработала пять лет заместителем председателя горисполкома, то есть заместителем мэра, мне бы понадобилось минимум два-три года, чтобы разобраться с хозяйством Петербурга.

М. ШЕВЧЕНКО: Тяжелейшим городом страны, да.

В. МАТВИЕНКО: Только потому, что я пять лет этой работой занималась. И все, кто пытается бросать камни, пусть хоть один попробует 8 лет поуправлять пятимиллионным мегаполисом с огромным количеством проблем! Это огромные усилия, это опыт, это школа. Без этого ты будешь барахтаться, и пользы от тебя никакой не будет.

М. ШЕВЧЕНКО: В котором еще основная масса жилищного фонда – это архитектурное наследие, которое нельзя трогать, Валентина Ивановна. Правильно я понимаю проблемы?

В. МАТВИЕНКО: И не только это. 90-е годы нанесли непоправимый ущерб всем субъектам Федерации. Разрушалась инфраструктура, разрушались дороги, не было денег, экономика стояла, разрушалось ЖКХ и так далее. Это все надо было вытаскивать из этой ямы! Все-таки сколько вам времени понадобилось, честно мне скажите, чтобы почувствовать себя губернатором?

Н. БЕЛЫХ: Валентина Ивановна, я честно скажу, просто я тоже, наверное, не самый лучшей пример, потому что у меня до этого времени был опыт работы в качестве вице-губернатора соседнего региона.

М. ШЕВЧЕНКО: У Чиркунова, да, по-моему?

Н. БЕЛЫХ: Да.

В. МАТВИЕНКО: Ну, это хороший опыт.

Н. БЕЛЫХ: То есть я приходил уже, в общем, с неким опытом работы в исполнительной власти в качестве второго, одного из заместителей. Ну да, я могу подтвердить, что, безусловно, речь идет не о неделях и не о месяцах. То есть для того, чтобы вникнуть в проблемы региона, даже если ты в этом регионе вырос, родился и всю жизнь жил, а уж если ты в нем оказался относительно недавно, то и подавно, требуется год, два, может быть три, в зависимости от ситуации.

В. МАТВИЕНКО: Нельзя упрощать.

М. ШЕВЧЕНКО: Все-таки позвольте задать этот вопрос, чтобы мы успели на него ответить. Вот эта криминальная составляющая подкупа, которая, как вы согласились, вполне возможна. Мы представляем себе хорошо честного политика: лицо в лицо, глаза в глаза, дверь в дверь - это тактика. Другой вариант - приезжают джипы к этим депутатам муниципального собрания, какие-то ребята выходят, говорят: "Вот тебе, ты должен поддержать такого-то". Как человеку на муниципальном уровне… Это порядочный человек, но люди же боятся за свою жизнь иногда тоже, понимаете? Где им найти защиту?

М. ШЕВЧЕНКО: Ну хорошо, не угрозы, но деньги дают.

В. МАТВИЕНКО: Соблазн получить деньги есть. Но надо лучше думать о наших депутатах муниципальных советов и об их зрелости. Хочется в это верить, что они будут неподкупными.

Н. БЕЛЫХ: Еще раз, проблема такая есть, но все-таки в данном случае мы говорим о прохождении, пользуясь терминологией, которую мы употребляли, фильтра. Это еще не выборы сами как таковые. Понятно, что в данном случае самый лучший защитник – это публичность и прозрачность. Как только становится об этом известно, в любом цивилизованном обществе (а я все-таки хочу надеяться, что мы говорим о России как о цивилизованном обществе) это конец. То есть как только становится известно, что человек для того, чтобы пройти этот фильтр, заплатил депутатам – все, на этом его карьера заканчивается не только в рамках этих выборов, а на будущие много-много лет. И не только у него, а и у его соратников и товарищей. Поэтому сам по себе риск таких технологий - он возможен, это мы четко говорим. Говорить о каком-то универсальном механизме, какой-то панацее от этой болезни невозможно, можно говорить об общесистемных задачах – это публичность и прозрачность.

В. МАТВИЕНКО: Согласна. Вот здесь я полностью согласна с вами. И еще раз хочу сказать: последнее слово, ответственность за избирателем. Кого выберете – или будете процветать, развиваться и жить, или будете хлебать
последствия неправильного выбора. Люди должны наконец ответственно подходить к выборам. Ответственно.

М. ШЕВЧЕНКО: Давайте об этом, а также о выборах сенаторов - после непродолжительного перерыва. Оставайтесь на Первом канале.

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

М. ШЕВЧЕНКО: Закон о выборности губернаторов скоро, наверное, вступит в силу в России, будут так же выбираться, скорее всего, и сенаторы. Об этом поговорим чуть позже. Хотелось бы закончить с нашими гостями тему выборности губернаторов. Валентина Ивановна, вот самовыдвиженцы. Мы уже примерно поняли этот муниципальный фильтр для партий, это же мы обсуждали партийные, да? Значит, партийный кандидат должен набрать столько-то подписей. Самовыдвиженец же еще должен, помимо подписей членов муниципальных собраний разного уровня, собрать от 0,5 до 2 процентов голосов избирателей, то есть их всех обходить. Самое интересное, что эта цифра – 1,5 процента, от 0,5 до 2, размер этой цифры определяют региональные законодательные собрания. Нет ли тут такой ловушки, что независимый кандидат будет заведомо идти к 2 процентам, заксобрание будет, чтобы вытолкнуть его из борьбы, сразу убрать независимых кандидатов?

В. МАТВИЕНКО: Мы федеративное государство, и мы не можем все унифицировать и создавать совсем уж одинаковые правила игры. Это ответственность региональных парламентов перед своими избирателями, перед жителями регионов - принять такой закон, который бы поддерживал население, и определиться с этими процентами по отношению к самовыдвиженцам. Но, опять-таки, нельзя устраивать стихию. Должна быть система отбора. Ведь не случайно во многих существуют праймериз, то есть предварительные выборы, чтобы каждый кандидат оценил свои силы. Не ради того, чтобы поучаствовать в выборах и потом где-то в анкете записать: "Я был кандидатом в губернаторы", - и так далее. А ради того, чтобы понять, есть ли у него хоть элементарные шансы пройти, или это твои личные амбиции. Поэтому это своего рода такой предварительный отбор, предварительные выборы, это очень демократичная процедура.

М. ШЕВЧЕНКО: А ведь региональное собрание может вообще, есть такие предложения, запретить самовыдвиженцам...

В. МАТВИЕНКО: Не может, потому что в федеральном законе такое право есть. Они могут только правила отрегулировать.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть только правила. Но вот, допустим, региональное заксобрание не может принять какой-то закон или какое-то постановление о том, что никаких независимых кандидатов, только партийные.

В. МАТВИЕНКО: Нет, есть общая норма федерального закона.

Н. БЕЛЫХ: Принять-то оно может, только прокуратура совершенно справедливо опротестует подобного рода решение.

М. ШЕВЧЕНКО: То есть независимые могут идти?

В. МАТВИЕНКО: Конечно. Самовыдвиженцы могут идти. Но, опять-таки, чтобы не пошел городской сумасшедший, который просто пойдет, устроит
там какое-то шоу, а чтобы это были осознанные люди, проверенные, которые получили какую-то хотя бы элементарную первичную поддержку населения, избирателей этого региона. Потому что, я еще раз хочу сказать, Никита Юрьевич со мной согласится, губернатор – это настолько ответственная работа, это настолько тяжелая работа, когда ты отвечаешь за весь регион, ты каждый день должен принимать ответственные решения, и цена твоей ошибки может сказаться на сотнях, на тысячах судеб людей. Поэтому здесь нельзя так легковесно подходить. За тобой никого нет, ты – главный, ты отвечаешь перед людьми, ты отвечаешь перед страной, в конце концов, в каком состоянии находится этот регион. Когда я была вице-премьером, я все это прошла. Понимаете? Когда была острейшая ситуация в 1998 году и надо было оперативно решать вопросы выплаты пенсий, зарплат, люди голодали, перекрывали дороги, я некоторых губернаторов не могла неделями найти, потому что они были в запое, потому что они выплыли на этой волне демократической и ничего…

М. ШЕВЧЕНКО: В запое?

В. МАТВИЕНКО: В запое. Можете себе представить, вице-премьер разыскивает губернатора, а мне говорят: "Его нет". – "Найдите немедленно! У нас забастовка, нужно срочно выплачивать зарплаты". Звонит председатель собрания и говорит: "Валентина Ивановна, у него минимум 12 дней запоя. Если что-то нужно, я готов решить". Вот такие были губернаторы! Не дай Господь нам снова пойти по этому пути. Поэтому это очень ответственный выбор, и цена ошибки очень велика. И мы как власть должны это понимать, и население, избиратели, которые будут их выбирать.

Н. БЕЛЫХ: Я, опять же, хочу в сторону шаг сделать. Соглашусь, подпишусь под всем, что говорит Валентина Ивановна. Еще с той оговоркой, что ты действительно отвечаешь за все, что происходит в регионе, при этом полномочия у тебя распространяются далеко не на все. Почему, собственно говоря, параллельно с этим, хотя это и не принято считать элементом политической модернизации, хотя я считаю, что это абсолютно точно элемент политической модернизации, тема децентрализации? Потому что там вопросы передачи все-таки регионам части их полномочий, которые на сегодняшний день находятся у федерального центра. Не потому что нам нечем заняться, а потому что, когда огромное количество федеральных структур действует у тебя на территории региона или города, если мы говорим о Санкт-Петербурге, совершенно автономно, у которых есть свой начальник, который сидит в Москве, это невозможно. То есть ты не в состоянии принимать ответственные решения.

М. ШЕВЧЕНКО: Ну мы поняли, что это очень тяжелая работа.

Н. БЕЛЫХ: И при этом мало того, что сложная, она неблагодарная. То есть всегда, и это нормально, будут находиться люди, тобой недовольные, не только в элитах, какие-то политические оппоненты, но и вообще. Потому что всем мил не будешь точно. И более того, у нас же очень разное общество, очень разные интересы. Кто-то действительно совершенно искренне считает, что, условно говоря, частной собственности быть не должно, что все
должно быть огосударствлено. Есть предприниматели, которые говорят: "Вы ничего не делаете, чтобы нас как предпринимателей поддерживать". Поскольку в обществе действительно существуют диаметрально противоположные взгляды, ты не можешь нравиться и тем, и другим.

В.МАТВИЕНКО: Хочу тоже два слова по этой теме. Если губернатор будет стараться всем понравиться, чтобы на следующий раз его избрали, это будет абсолютно никакой руководитель. Если он будет решать то, что нужно для дела, для людей, и смело, имея волю, проводить эти решения в жизнь, у него всегда будут и противники, и те, кто его поддерживает. Когда я снимала эти жуткие ларьки по всему Петербургу, естественно, было целое лобби, которое массированно выступало против меня в прессе. Когда я снимала рекламу в городе, одним это нравилось, другим это не нравилось. Но без этого невозможно двигаться вперед. Если ты будешь стараться и думать, понравишься ты кому-то или нет, тогда не надо идти в губернаторы.

М. ШЕВЧЕНКО: Тяжелая судьба губернаторов описана в классическом русском произведении Салтыкова-Щедрина "История одного города" - города Глупова. Все типажи губернаторов там описаны: либералы, реформаторы, консерваторы, с органчиком и так далее.

Н. БЕЛЫХ: Творчество Салтыкова-Щедрина, который провел на Вятке несколько лет в ссылке.

М. ШЕВЧЕНКО: Я хотел бы все-таки уточнить последний вопрос, прежде чем перейти к разговору о сенаторах. Хорошо, есть партии, которые имеют место в заксобраниях. А какие-то партии, которые не попадают в заксобрания, могут выдвигать своего кандидата, или их кандидат уже будет идти как независимый?

Н. БЕЛЫХ: И при этом могут выдвигаться, и, более того, я считаю, что… Ну, понятно, выборы покажут, но мне кажется, что как раз тема независимых губернаторов, самовыдвиженцев, будет весьма и весьма актуальной. Потому что ко многим политическим партиям, практически ко всем, есть претензии. К тем, кто вообще никак не показал себя на политическом пространстве - за то, что они ничего, собственно, не сделали. К тем, кто существует уже давно и существует в парламенте, претензии по поводу того, что они сделали или не сделали.

М. ШЕВЧЕНКО: Самовыдвиженец – это полностью беспартийный человек?

В. МАТВИЕНКО: Он может быть и партийный, но…

Н. БЕЛЫХ: Да, то есть у него партбилет может где-то в кармане находиться, но он позиционирует себя именно как самовыдвиженец. Не партия его выдвигает, а он сам.

В. МАТВИЕНКО: Не связан политическим обязательством.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, до конца года в Российской Федерации, скорее всего, будет введена процедура выборности членов Совета Федерации – сенаторов. На ваш взгляд - я знаю, что вы выступили с такой инициативой, - зачем это надо?

В. МАТВИЕНКО: Я считаю, что этот пакет нужно дополнить законом о новом порядке формирования Совета Федерации. И в рамках, ограниченных, к сожалению, Конституцией, мы должны сделать максимум того, чтобы население избирало членов Совета Федерации. Я считаю, что это не просто дань моде. Тогда мандат будет более легитимный.

М. ШЕВЧЕНКО: Мандат чей?

В. МАТВИЕНКО: Мандат члена Совета Федерации. Мы сейчас развернули широкую общественную дискуссию в интернете и даже не ожидали такого всплеска интереса к этой теме. Что нужно сделать, чтобы повысить роль и значение Совета Федерации в государственной политической системе? Как повысить эффективность? Что вы ждете от Совета Федерации? В то же время разъясняем функции, полномочия, закрепленные законом.
Теперь о выборах. Мне бы очень хотелось, чтобы все население региона избирало представителей региона в Совете Федерации. Мне бы очень так хотелось. Но мы этого сделать сейчас не можем, я говорю об этом честно, открыто и прямо. Кто бы как ни упражнялся по этому вопросу. Первое – в Конституции четко прописано: "Государственная дума избирается, а Совет Федерации формируется". Но не просто формируется, а формируется из двух представителей: одного – от исполнительной власти, другого – от законодательной власти. Поэтому прямые выборы представителей регионов в Совете Федерации невозможны, ибо тогда они не будут представлять действующие органы исполнительной и законодательной власти. Но, тем не менее, нам бы хотелось, чтобы население знало. Вот итоги нашего опроса: 80 процентов населения не знают, кто их сенаторы. Вот это меня очень обеспокоило. Поэтому мы предложили в логике процессов, которые сейчас идут. Будут прямые выборы губернаторов, губернатор должен сказать населению: "Если вы меня выберете губернатором, то я пошлю в Совет Федерации представителя от исполнительной власти, одну из трех кандидатур, кто больше наберет ваших голосов". То есть это принцип как бы "президент и вице-президент". Он сразу показывает свою команду избирателям. А кандидатов может быть 20, 50, я не знаю. И каждый из кандидатов покажет, что в случае, если его выберут, в Совете Федерации регион и исполнительную власть будут представлять Иванов, Петров, Сидоров.

М. ШЕВЧЕНКО: Это, мне кажется, разумное предложение.

В. МАТВИЕНКО: И, таким образом, все три кандидата проходят голосование. То есть сначала избиратель выбирает кого-то из кандидатов в губернаторы и затем из тройки голосует за того, кто будет более…

М. ШЕВЧЕНКО: Хотя возникает вопрос. Ну хорошо, то есть сенатор, получается, должен как бы в пандан губернатору всегда с ним в унисон быть и просто получается делегированной губернатором политической фигурой в верхнюю палату парламента. Разве это не снижает уровень дискуссионности и обсуждаемости проблемы?

В. МАТВИЕНКО: А так Конституция прописала.

Н. БЕЛЫХ: Секундочку, а дискуссионности с кем? Будет очень странно, если представитель региона в Совете Федерации будет дискутировать, собственно говоря, с властью региона, который его делегировал.

М. ШЕВЧЕНКО: А мы видели такие вещи.

В. МАТВИЕНКО: А не в этом функции сенатора.

М. ШЕВЧЕНКО: А в чем? Давайте проговорим, в чем функции сенатора. На ваш взгляд, Никита Юрьевич.

Н. БЕЛЫХ: Смотрите, у нас двухпалатный парламент Федерального Собрания. Есть Государственная дума, есть Совет Федерации. Совет Федерации является палатой регионов. То есть не представители политических партий. И в этом плане мне очень нравится та инициатива, которую Валентина Ивановна озвучила, о том, что вообще сенатор, становясь сенатором, прекращает или приостанавливает свое членство в политических партиях. У него не должно быть других интересов.

М. ШЕВЧЕНКО: А в чем проблема? Я вот не понимаю.

Н. БЕЛЫХ: А в том, что, грубо говоря, если он представляет регион, то может оказаться ситуация, когда интересы региона и интересы политической партии будут не совпадать. Вот нижняя палата Государственной думы – пожалуйста, партийное представительство. И поэтому мы знаем много примеров, и они иногда абсолютно правильные, когда депутаты Государственной думы являются оппонентами губернатора или вообще власти региона, который они представляют, потому что они представляют интересы политической партии.

М. ШЕВЧЕНКО: А верхняя палата как представительство лордов, как представители земель…

Н. БЕЛЫХ: Они представляют регионы.

В. МАТВИЕНКО: В бундесрате реальные представители от властей регионов.

Н. БЕЛЫХ: И соответственно, когда мы говорим о таких вещах, как бюджет, межбюджетные отношения, именно сенаторы, а не депутаты Государственной думы, должны говорить: "Так, вот эта норма противоречит интересам региона, то есть мы считаем ее неправильной".

М. ШЕВЧЕНКО: То есть, условно говоря, нижняя, партийная, палата приняла некий закон, а сенатор говорит: "Это противоречит интересам моего региона".

Н. БЕЛЫХ: Да. И поэтому если он является партийным, то, естественно, тут же раздается звонок, и ему говорят: "Ты вообще там партийную дисциплину блюдешь или не блюдешь?". Не важно, от какой партии. Это совершенно нормально, что партия от своих членов требует выполнения
партийных поручений и партийной дисциплины. Поэтому, чтобы уйти от этой ситуации, я считаю абсолютно нормальным и естественным этот процесс.

В. МАТВИЕНКО: Это от исполнительной власти, а я еще скажу, как от законодательной. А от законодательной – там все проще. Потому что депутаты регионального парламента проходят выборы у себя в регионе, их избрали избиратели, и они из своего состава избранного депутата делегируют представителем от законодательного органа власти. Это их представитель.

В. МАТВИЕНКО: Нет, у нас некоторые законы не проходят, голосуют сенаторы по-разному. Но чтобы не было впечатления, что задача каждого конкретного сенатора, безусловно, защищать интересы своего региона, лоббировать, но…

М. ШЕВЧЕНКО: Вы уже поняли мой вопрос, я чувствую, как опытный политик.

В. МАТВИЕНКО: …Но в чем прав Никита Юрьевич, что задача сенатора - отслеживать федеральное законодательство, чтобы там не ущемлялись региональные интересы.

М. ШЕВЧЕНКО: Валентина Ивановна, ну вот принимается закон, допустим. Все сенаторы – за, а встает сенатор от какого-нибудь региона и говорит: "Этот закон противоречит интересам моего региона, я его не поддержу". Просто принимают во внимание его мнение, или все-таки это повод для того, чтобы разобраться в ситуации?

В. МАТВИЕНКО: И повод для того, чтобы разобраться, и у нас перед голосованием проходят заседания комитетов, проходят круглые столы, дискуссии, мы выясняем. Но в основном наша задача – чтобы федеральное законодательство не нарушало прав и интересов регионов. Условно говоря, принимается закон: с завтрашнего дня всем выплачивать по столько. А мы говорим: "Стоп, мы этот закон не примем". Тогда дайте источник для регионов, потому что регионы не могут выполнять этот мандат. Вопросы межбюджетных отношений, вопросы федеративного устройства, децентрализации полномочий.
Никита Юрьевич поднял очень правильную тему: мы стали в большей степени походить на унитарное государство, мы все пытаемся из Москвы унифицировать, мы всем пытаемся из Москвы управлять. Нельзя! Мы не на том этапе развития. Надо больше давать полномочий региональным властям, местным властям, там, где люди живут, на земле, на местах, где они работают, где власти знают их нужды. Вот туда отдайте полномочия. А федеральные органы власти должны вырабатывать политику внутреннюю, внешнюю, регулировать. Но решать должны региональные и местные власти. И с учетом избрания губернаторов эта тема встанет еще более остро.

М. ШЕВЧЕНКО: В ближайшее время, кстати, у верхней палаты будет возможность показать свою эффективность, когда вы будете обсуждать закон о выборности губернаторов. И надеюсь, что и сенаторов, и что ваши
предложения окажутся достаточно разумными. Спасибо вам за очень интересный разговор. Я же хотел бы в заключение сказать, что демократия – это всегда непросто. Это всегда серьезные обязательства, это всегда невозможность переложить на кого-то ответственность за результаты своего выбора или своей политической инертности, неучастия в выборе. Но современная нация как субъект истории выковывается только в тех обществах, где большая часть граждан готова взять на себя ответственность за общую судьбу страны. Оставайтесь в контексте. Увидимся на Первом канале.


Этот материал показался интересным? Поделиться:

Фото - Видео

Просмотров: 286 | Добавил: everythe | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz