Среда, 08.12.2021, 15:46
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Апрель 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Архив записей
Друзья сайта
Главная » 2012 » Апрель » 28 » Никита белых
11:34

Никита белых





Источник: http://www.echo.msk.ru/programs/belykh/605125-echo/

О.ЖУРАВЛЕВА: Сейчас в Москве 16:35, в Кировской области – губернатор, в огороде – бузина, в Киеве – дядька. «Дневник Губернатора», Никита Белых у нас на связи из Кировской области. Я надеюсь, нас там транслирует радио «Мария FM» и может быть, хоть кто-то в Кировской области нас сейчас слышит. Ну, во всяком случае, губернатор точно.

Н.БЕЛЫХ: Как минимум один человек точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, вот один человек, и это как раз губернатор.

В.РОМЕНСКИЙ: Здравствуйте, Никита Юрьевич.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здравствуйте.

Н.БЕЛЫХ: Все остальные работают, я, как губернатор, вас слушаю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. Это очень приятно слышать. Ну, тогда мы тут с вами посекретничаем немного. Во-первых, вот так, для затравки хотелось бы узнать, в вашей области были какие-то проблемы с дождями, ливнями в последние дни? У вас были там сильные какие-то стихийные бедствия, нет? У нас тут заливало кой-кого.

Н.БЕЛЫХ: Нет, дожди были и были достаточно сильные, но не штурмовые. У нас месяц назад был большой ураганный ветер, который повалил большое количество деревьев, где-то, ну, по оценкам, порядка полумиллиона кубометров расчетной лесосеки было повалено. И это сейчас отдельная проблема, что делать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так ее ж тогда пилить не надо? Все повалило уже – только относи?

Н.БЕЛЫХ: (смеется) Да. То есть вы, как бы, понимаете, повалило не совсем там, где должно было повалить, это раз. Во-вторых, качество этой древесины уже принципиально иное, то есть кроме того повалило не только ту часть, которая была арендована. То есть в том числе и нераспределенный фонд был повален, поэтому теперь его, собственно говоря, кому-то продать сложно, а речь идет уже, на самом деле, о днях. Потому что еще немножко времени пройдет, и древесина будет чернеть. Уже, собственно, ни на какие деловые нужды, там, кроме просто дров банальных ее уже использовать будет практически невозможно. Поэтому сейчас мы экстренные меры предпринимаем для того, чтобы хотя бы по какой-то цене это, все-таки, отдать лесопользователям.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ой, даже с лесами, вот – и то проблема: ветер подул – и уже трудности.

Н.БЕЛЫХ: Все зависит от силы ветра просто.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, понятно.

В.РОМЕНСКИЙ: Вот! Еще ветер дует из одного места, называемого «Прокуратура». Дует в вашу сторону. Я так понимаю, сразу несколько инцидентов за последнее время, несколько вопросов у прокуратуры к вам возникло. Вот первый, просят разобраться со статусом ваших заместителей, в том числе Марии Гайдар.

О.ЖУРАВЛЕВА: А также Сергея Карнаухова и Александра Перескокова. Потому что эти чиновники на сегодняшний день являются исполняющими обязанностями, а вроде как время уже прошло и надо уже чего-то утверждать. И вот как-то пишут, что прокуратура этим заинтересовалась. Это правда?

В.РОМЕНСКИЙ: Полгода ж уже как губернатор, и еще не решили.

Н.БЕЛЫХ: Знаете, вот, я работал полтора года у исполняющего обязанности губернатора Пермской области Олега Чиркунова, который в должности и.о. губернатора работал почти 2 года, да? То есть, в общем, ничего страшного не было, то есть никто не подвергал сомнению его полномочия и функции. Более того, в огромном количестве регионов люди по несколько месяцев и, там, по полгода и даже больше являются исполняющими обязанности и никак это не влияет.

Поэтому тот протест, который привнесла прокуратура, это рабочий документ, который мы рассматриваем. Я думаю, что в процессе пока мы рассматриваем, уже, собственно, произойдут те события, которые должны произойти, а именно…

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть утверждение?

Н.БЕЛЫХ: Конечно, да. То есть на заседании Законодательного собрания и, собственно, проблема будет снята сам собой.

В.РОМЕНСКИЙ: То есть там будет проходить голосование, да? Вы подадите какой-то специальный документ, в котором будете говорить: «Вот мои заместители». Дальше соберется Законодательное собрание, ну, то есть местный парламент и примет решение, поддержать или не поддержать?

О.ЖУРАВЛЕВА: А вы не ожидаете, что кого-то не поддержат просто? Вот упрется Законодательное собрание, скажет: «Не хотим Марию Гайдар». Ну, это, в общем, реально.

Н.БЕЛЫХ: Пока все кандидатуры, которые я вносил, были поддержаны Законодательным собранием.

О.ЖУРАВЛЕВА: А чего ж тогда вы эти не вносили?

Н.БЕЛЫХ: Были свои причины. То есть это касалось вопросов, там, перераспределения полномочий по тем людям, которым передаются. Ну и плюс необходимость посмотреть, как люди работают в новых для себя должностях.

В.РОМЕНСКИЙ: Вот это вот газета «Вятский наблюдатель», цитирую: «Федералы «Единой России» «неровно дышат» в сторону Марии Гайдар и намерены не допустить ее согласования в Кировском парламенте, где у «Единой России» значительное большинство».

О.ЖУРАВЛЕВА: Большинство есть у «Единой России» в вашем парламенте?

Н.БЕЛЫХ: Я вас удивлю: большинство у «Единой России» есть во всех региональных парламентах.

В.РОМЕНСКИЙ: Так, верно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Правильный ответ, да.

Н.БЕЛЫХ: Тоже мне, политически продвинутая радиостанция. (смеется)

В.РОМЕНСКИЙ: Чувствуете, что неровно дышат в сторону Марии Гайдар?

Н.БЕЛЫХ: Все нормально, слушайте. Вот, не парьтесь, действительно. Пройдет какой-то период времени, и все будут утверждены.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Мы вас спросим – вы нам все доложите и все будут счастливы.

Н.БЕЛЫХ: Естественно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Еще было 2 каких-то таких, не знаю, эпизода, может быть. Что там затянуто принятие методики распределения субсидий молодым семьям из бюджета, что состояние работы департамента культуры по оформлению охранных документов на объекты культурного наследия как-то не совсем в порядке.

В.РОМЕНСКИЙ: Ну, в общем, да, еще 2 вопроса прокуратуры поясните.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какие-то странные претензии от прокуратуры. Извините, конечно. Вот я сейчас читаю, думаю, неужели это так важно? Что, вот, прокуратура должна вот этим заниматься?

В.РОМЕНСКИЙ: Не, ну, молодой. Прошу прощения, жилье молодым семьям, все-таки, хотелось, чтобы давали.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, я все понимаю. Но просто, что значит «затянуто»? Понимаешь? Прокуратура не сказала, что деньги украли, а сказала «Вот как-то вот что-то, вот, не так».

В.РОМЕНСКИЙ: Ну, я знаю, кто нам сейчас пояснит.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Никита Юрьевич, чего прокуратура привязалась?

Н.БЕЛЫХ: Прокуратура – вообще, странный орган. Но у них работа, на самом деле, такая. Они в числе прочего надзирают за соблюдением федерального законодательства. То есть если им кажется, что что-то не так, то есть они выносят соответствующий протест. Вынесенный ими протест еще не означает, что он обязательно будет принят. То есть, собственно, предусмотрена процедура. Если тот орган, который издавал этот нормативный акт – губернатор, если речь идет о постановлении или распоряжении, закон областной, законодательное собрание, если речь идет об основном законе. Все эти вопросы рассматриваются, и либо этот протест удовлетворяется, то есть, там, аргументы, которые прокуратура как надзирающий орган – они серьезные. Или не удовлетворяется, пишет «Разногласия», и тогда уже, собственно говоря, вопрос решается в судебном порядке.

Поэтому тут ведь вопрос, наверное, некоего повышенного внимания в целом к региону, в целом к моей персоне. На самом деле, протесты и работа прокуратуры по предъявлению протестов – поверьте, это абсолютно обычная повседневная деятельность любой региональной прокуратуры. То есть если вы, допустим, запросите данные о том, какое количество протестов вносится в любом другом, не знаю, в Калужской области, да? То есть вы увидите, что там количество не меньше, а больше. Просто это вот не привлекает внимание газеты «Вятский наблюдатель» в данном случае. А вот протесты, вынесенные в адрес правительства Кировской области или законодательного собрания Кировской области, вызывают – вот и все.

В.РОМЕНСКИЙ: Скажите, пожалуйста. А все-таки, вот вы упомянули об особом внимании к вашей персоне. Вы его чувствуете? И в чем это выражается еще?

Н.БЕЛЫХ: Это выражается в том, что я веду передачу «Дневник губернатора».

О.ЖУРАВЛЕВА: Это вам кажется, что вы ее ведете. Ведем ее мы, на самом деле.

Н.БЕЛЫХ: Да-да. (смеется) То есть вот я чувствую к себе повышенное внимание как ни один другой губернатор, например, аудитории «Эха Москвы». Есть еще ряд проектов.

В.РОМЕНСКИЙ: Так. Ну, прокурорские проверки проводят не журналисты «Эха Москвы» пока. Слава Богу.

Н.БЕЛЫХ: Слава Богу для кого? (смеется)

В.РОМЕНСКИЙ: Для журналистов «Эха Москвы» точно.

Н.БЕЛЫХ: Давайте так. Действительно, есть некое восприятие меня как губернатора, может быть, несколько необычного для современной политической системы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да что уж там скромничать-то? Так и есть.

Н.БЕЛЫХ: Нет. Это, скорее, некий образ, который во многом не соответствует действительности, да? Потому что я не то, что хочу, вот, вмазаться в эту систему и говорить «нет-нет-нет, я точно такой же». Просто ореол, который сформирован – он, скорее, относится к некоей предыдущей жизни, да? Когда Барак Обама приглашает меня на встречу среди лидеров оппозиционных партий и общественных движений, то подчеркиваю, да? Мне приятно было бы встретиться с президентом США, но я не являюсь лидером оппозиционной партии и общественного движения. Вот и все. Поэтому это внимание – оно, там, разными органами генерируется, то есть и федеральными, и правоохранительными, и политическими какими-то структурами. Ну вот, сегодня у меня посол Италии гостит, например, да? Последний раз посол Италии был у нас 35 лет назад. То есть, вот, через 35 лет посетил.

О.ЖУРАВЛЕВА: Просто на вас интересно посмотреть всем, я понимаю, да.

В.РОМЕНСКИЙ: Необычно.

Н.БЕЛЫХ: Да что на меня смотреть? (смеется) Там, «Изю не надо нюхать, Изю надо учить». Вот тут не надо на меня смотреть отдельно. Есть там вполне нормальные конструктивные рабочие взаимоотношения, которые, как кажется представителям и различных посольств, и бизнес-структур, со мной как с губернатором можно выстраивать. Вот и все.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот главный редактор, видимо, издания «Мой бизнес в Саратове» – не знаю даже как прочесть его ник – задает вам, как ему кажется, коварный вопрос: «Предполагаете ли вы, что власть вам устраивает тест? Раз вы ретивы в своих обвинительных речах в адрес власти, так вот вам, пожалуйста, докажите делом. Так? Или еще проще?»

Н.БЕЛЫХ: Так нет, ну, на самом деле…

О.ЖУРАВЛЕВА: Это как вариант наказания за оппозиционную деятельность в вашей прежней жизни.

Н.БЕЛЫХ: Нет-нет. Вот я считаю, что это как раз тот тест, который было бы неплохо многим представителям оппозиции пройти, да? И на самом деле, если…

В.РОМЕНСКИЙ: Но с другой стороны, на людях тренироваться… Тесты проходить.

Н.БЕЛЫХ: Речь-то не идет о тренировке. В конце концов, как представитель оппозиции я заявлял о готовности, что называется, приходить во власть и реализовывать ту политику, которую считаю целесообразной. Было сказано о том, что, ну вот хорошо, если ты знаешь как это делать, вот тебе, пожалуйста, регион, такой, как бы, в таких специфических условиях как финансово-экономический кризис. Пожалуйста, в рамках действующего законодательства, в рамках действующей системы покажи, что ты можешь делать? И именно поэтому я воспринимаю это как ответственность не только личную, персональную, да? Но и как ответственность достаточно большой группы людей, которые считают и позиционируют себя именно как люди с другим мышлением, либеральным, демократическим.

Именно поэтому те преобразования, те задачи, которые я ставлю перед собой, они направлены на решение главной задачи, а именно повышение жизненного уровня жителей Кировской области теми механизмами, которые я считаю наиболее оптимальными в этих условиях. То есть еще раз подчеркиваю: либеральные и демократические. Хватит там пальцами тыкать друг в друга.

В.РОМЕНСКИЙ: Мы решаем. У нас просто много вопросов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, я уступаю Володе право вопроса.

В.РОМЕНСКИЙ: Опять же, на сайт пришло. Научный сотрудник в командировке Казимир спрашивает: «У вас есть сила воли, чтобы вернуть Вятку? Без этого у вас ничего не получится». Я так понимаю, без силы воли.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или без Вятки.

Н.БЕЛЫХ: Без Вятки, наверное, имеется в виду. Решение же принято о том, что… Я считаю, абсолютно, опять же, демократическое, правильное решение о том, что подобного рода вопросы как возвращение исторического названия городу должны решаться не просто с учетом мнения горожан как того предписывает закон, а просто впрямую на референдуме как, там, том механизме, который не просто учитывает, а, собственно, систематизирует мнение граждан. То есть решение о том, что будет решаться на референдуме – оно принято. Вопрос, когда этот референдум проводить. И тут подход мне тоже кажется абсолютно правильный, поскольку речь идет о…

В.РОМЕНСКИЙ: А когда, когда? Я не понял. Когда будет референдум?

Н.БЕЛЫХ: Вот я объясняю. Значит, здесь решили не дату ставить, а некое условие. Когда будет сформирован необходимый объем внебюджетных источников для проведения референдума или компенсации затрат, необходимых для переименования, если таковое решение будет принято.

В.РОМЕНСКИЙ: Звучит как «Когда будут лишние деньги».

О.ЖУРАВЛЕВА: Никита Юрьевич, как абракадабра какая-то. Вы по-простому скажите. Значит, у вас сейчас нет денег на референдум и на переименование тоже. Я правильно понимаю? Вот реально сейчас? Есть другие, более важные задачи.

Н.БЕЛЫХ: Значит, не то, что их нет. Я просто считаю абсолютно правильным использовать для этого внебюджетные источники. Более того, по этим внебюджетным источникам, как модно сейчас говорить, подписывались определенные меценаты, граждане, волонтеры. Вот, собственно, сказано: «Ребята, давайте, деньги на стол положите. Вот мы открываем счет».

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть сейчас собирают деньги на это?

Н.БЕЛЫХ: Да, да-да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все понятно.

Н.БЕЛЫХ: Вот будет собрана необходимая сумма, то есть это в любом случае речь идет о нескольких миллионах рублей. Вот когда будет, условно, на счете 10 миллионов рублей, вот мы тогда, собственно, к вопросу о проведении референдума возвращаемся.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати, сам референдум-то сколько стоить может? Вот именно референдум?

Н.БЕЛЫХ: Вот тут отдельная проблема. Когда была рабочая группа, которая изучала вопрос возвращения исторического названия, она проводила работу в нескольких направлениях, в том числе в юридическом. Вот побочным результатом деятельности группы выяснилось, что наше региональное законодательство о референдуме не соответствует федеральному. Поэтому, вот, сейчас готовятся поправки в законодательство по приведению в соответствие регионального законодательства о референдумах федеральному, тогда можно будет посчитать, сколько будет стоить референдум. Потому что сейчас непонятно, по каким правилам его считать – вот и все.

В.РОМЕНСКИЙ: Вообще, мне нравится подход: «Хочешь вернуть Вятку? Пойди и положи денег на стол».

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это же деньги. В первую очередь, деньги.

Н.БЕЛЫХ: Нет. Вот я считаю, абсолютно правильный подход.

О.ЖУРАВЛЕВА: Конечно.

В.РОМЕНСКИЙ: Ведь не факт, что и вернут Вятку. Обязательно проведут референдум, на котором будет решаться, возвращать Вятку или нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Совершенно верно. Тогда либо поддержат, либо не поддержат.

В.РОМЕНСКИЙ: Интересный подход.

О.ЖУРАВЛЕВА: В этом есть какая-то прелесть.

Н.БЕЛЫХ: Вот смотрите, у нас одна из больших проблем, которая существует у общества, претендующего на звание гражданского общества, это некое дистанцирование от того, что называется «бюджетные средства». То есть вот есть понимание того, что есть бюджет абстрактный, и средства этого бюджета – это все что угодно, но только не твои деньги и, соответственно, можно делать любые заявления, производить любые действия – они не влекут за собой никакой ответственности. Вот я постоянно с этой проблемой сталкиваюсь, когда речь идет о такой специфической теме, как, допустим, финансирование профессиональных спортивных команд. То есть, вот, должны ли они финансироваться из бюджета? Представители клуба болельщиков той или иной команды говорят «Конечно! Это же наша гордость! То есть мы же должны вот там, елки-палки, всячески ее поддерживать». Я говорю: «Ребят, вот сколько вас болельщиков? 5 тысяч? Бюджет – 30 миллионов рублей. По 6 тысяч рублей сбросьтесь – и никаких проблем не будет». Вот тут же говорят: «Не, как же? А почему мы-то должны сбрасываться?» А почему должны сбрасываться остальные?

В.РОМЕНСКИЙ: Ну, эти люди-то платят, с другой стороны, налоги, ведь, правда, ведь? Они надеются, что государство…

Н.БЕЛЫХ: Да. Вы-то считаете, что главнее вот этого спортивного мероприятия или этой спортивной команды ничего в жизни нет, но вы – не большинство, и большинство-то как раз считает по-другому. Особенно если им говорить, что «Ребят, вот есть альтернатива. 30 миллионов рублей – это бюджет какой-нибудь небольшой спортивной команды. Мы за эти 30 миллионов можем финансировать спортивную команду, а можем построить вот такое-то количество детских площадок спортивных». И вот как вы думаете, что народ выберет?

О.ЖУРАВЛЕВА: А чего, каждый раз референдум проводить тогда?

Н.БЕЛЫХ: Не референдум, еще раз говорю. Вот здесь надо просто сближение, проводить сближение между гражданским обществом и бюджетом. То есть, чтобы люди ощущали эти деньги как собственные. Вот сейчас у нас в ряде территорий реализуется – я очень поддерживаю эту идею, по-моему, мы уже в одной из передач говорили – это самообложение. Когда граждане того или иного поселения собираются и принимают решение о том, чтобы сброситься деньгами для решения какой-то конкретной проблемы. Там, дорогу отремонтировать у себя в поселении.

В.РОМЕНСКИЙ: Никита Юрьевич, здесь нужно, понимаете, доверие к тем, властям, в первую очередь, которые эти деньги собирают.

Н.БЕЛЫХ: Так это же. Вот я почему говорю? Почему и власть-то в этом заинтересована? Думаете, власть не заинтересована в том, чтобы доверие-то укреплялось?

В.РОМЕНСКИЙ: Потому что, вот, мне кажется, если ко мне подойдет чиновник и скажет: «Дружище, вот у тебя двор не метут. Хочешь чтобы было подметено? Давай ты будешь мне там давать тысячу рублей». Я этого чиновника пошлю очень далеко, потому что… О чиновниках я знаю, что они воруют. А если ко мне подойдет Марь Иванна из 3-й квартиры и скажет: «Слушай, вот я тебе говорю точно. Я сама буду мести» – я ей денег дам.

Н.БЕЛЫХ: Вот-вот-вот, смотри. Поэтому чиновник должен сделать так. То есть, во-первых, он должен, действительно, доказать таким людям как ты о том, что эти деньги им нужны для решения этой конкретной проблемы и что ему можно доверять. Зато когда это происходит – а у нас это происходит уже практически на регулярной основе, вот в небольших поселениях, самообложение происходит. Когда человек потратил из своего кармана 200 рублей, он становится такой граждански активный, это же вы просто представить себе не можете. Он хватает за рукав главу поселения и говорит: «Так, вот отчитайся, пожалуйста, дружочек, куда ты потратил те 200 рублей, которые мы тебе дали?» И, вот, уровень гражданской активности, уровень гражданской ответственности…

О.ЖУРАВЛЕВА: Я себе просто представляю. Люди собрали на памятник, на мусорку, на детскую площадку.

Н.БЕЛЫХ: Да, да!

О.ЖУРАВЛЕВА: И ходят вокруг, просто всех гоняют, голубей даже.

Н.БЕЛЫХ: Ну вот в том-то и проблема, что когда… Главное, эти люди же платят иногда в виде налогов гораздо больше. Но поскольку у нас система по уплате подоходного налога, ну как, главного налога – она построена таким образом, что человек этих денег не видит. То есть эти деньги удерживаются у источника. То есть, вот когда зарплату выплачивают, уже, собственно, налог на доходы физических лиц учтен. То есть его уже заплатили. А когда человек достает те же самые 200-300 рублей из кармана, он к ним относится совершенно по-другому. Так что, вот, я думаю, что такого рода проекты нужно всячески поддерживать.

В.РОМЕНСКИЙ: Никита Юрьевич, осталось совсем мало времени, есть к вам 2 интересных вопроса.

В.РОМЕНСКИЙ: Вот, есть еще 2 новости. Как хорошо, что программа «Дневник губернатора» – это вот такая история с продолжением. «Удалось ли продать автомобиль бывшего губернатора, Лексус его?» Я так понимаю, потому что первые 2 аукциона, все-таки, не состоялись. Сначала за 4,3 миллиона пытались продать, потом за 3,7 миллиона рублей, сейчас, вот, должен быть третий аукцион?

О.ЖУРАВЛЕВА: Что, не берут? Плохой Лексус?

Н.БЕЛЫХ: Лексус замечательный абсолютно. Но, вот, видимо, цвет людям не нравится.

О.ЖУРАВЛЕВА: Какой? Какой цвет?

Н.БЕЛЫХ: Цвет перламутровый, понимаете? Такой, белый-белый, там, переходящий в перламутровый. Ваши коллеги с ГТРК «Вятка» обсуждали, говорили о том, что такой цвет у джипа быть не должен, потому что он выглядит хорошо только когда помытый. А помытым джип быть не может по определению, потому что он внедорожник и должен использоваться в других целях.

В.РОМЕНСКИЙ: Не получается вам в Робин Гуда сыграть с этим джипом – отобрать у богатых, продать и раздать бедным.

Н.БЕЛЫХ: Будет он продан в любом случае. Проблема в другом. То есть это же областное имущество, да? Это областное имущество и, соответственно, его продажа – это определенная процедура, как продажа любого государственного имущества. То есть, вот, был проведен один аукцион, потом был проведен другой аукцион. Сейчас после 2-х аукционов уже есть возможность просто продажи в неаукционном режиме с постепенным снижением цены пока не найдется покупатель.

Я думаю, что там покупатель, безусловно, найдется, и те средства, за которые он может быть продан, они поступят в областной бюджет. Поэтому эта задача будет реализована. Но сама процедура – она не мною придумана, она, извиняюсь, предусмотрена федеральным законодательством. Если бы губернатор Белых продал джип предыдущего губернатора просто так за наличные в течение первого дня губернаторства – вот это бы, действительно, заинтересовало прокуратуру.

В.РОМЕНСКИЙ: Никита Юрьевич, и последний вопрос. Очень коротко. «Согласно принятой в минувшую среду правительством области концепции областной целевой программы о противодействии коррупции в Кировской области на 2010-2012 годы, в борьбу с этим явлением будет потрачено 6 миллионов. То есть 2010-й – 2012-й год, 6 миллионов для того, чтобы бороться с коррупционерами. Половина этой суммы – 3 миллиона – уйдут на то, чтобы снять антикоррупционные сюжеты и потом их по телевизору показывать». Это, действительно, так?

О.ЖУРАВЛЕВА: Агитация и пропаганда?

Н.БЕЛЫХ: Да.

В.РОМЕНСКИЙ: А почему такие большие деньги и почему не другими способами?

Н.БЕЛЫХ: Во-первых, деньги не большие. То есть это мы говорим о программе на 3 года, так? То есть и вот такой житель Москвы, значит, Володя, говорит: «3 миллиона рублей! Снять и показать сюжеты». Так, ради интереса, уточни у своих коллег, сколько стоит минута эфира на «Эхе Москвы», так? Это поймешь.

В.РОМЕНСКИЙ: Это я представляю себе.

Н.БЕЛЫХ: Это не очень большая сумма. На самом деле, сама программа – она состоит из огромного количества мероприятий, но все эти мероприятия – они осуществляются в рамках текущей деятельности, да? Когда идет, допустим, перевод государственных торгов электронный формат, когда идет приведение нормативных регламентов, когда идет контроль за теми или иными действиями чиновников – это все является текущей деятельностью, которая, собственно говоря, в программе отражается без указания сумм. Собственно, сами деньги, вот эти 6 миллионов на 3 года, которые заложены – они, в основном, заложены на 2 вида мероприятий. Первое – это, действительно, формирование негативного отношения к коррупционной деятельности.

В.РОМЕНСКИЙ: И второе – в двух словах, мы должны закончить уже.

Н.БЕЛЫХ: Да. И второе – это, собственно говоря, социология, проведение вообще опросов населения о том, как они чувствуют, какие сферы наиболее коррупциогенны, какие уровни чиновников больше всех берут и так далее. Вот, собственно говоря, в этом направлении работа и должна вестись.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое. В «Дневнике губернатора» мы слушали губернатора Кировской области Никиту Белых. На этом «Дневной разворот» заканчивается. Спасибо Владимиру Роменскому.

В.РОМЕНСКИЙ: И спасибо Ольге Журавлевой.

О.ЖУРАВЛЕВА: И нашим слушателям.

В.РОМЕНСКИЙ: Да. Мы с вами были на протяжении двух часов последних. До следующей недели!

Просмотров: 305 | Добавил: everythe | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Copyright MyCorp © 2021
Бесплатный хостинг uCoz